Бархатная книга России

0

Издательство приступает к подготовке  нового издания – «Бархатная книга Сибири». В книге авторы смогут рассказать, о своих предках и потомках

Описание

Вступление.                                                  Анатолий Статейнов.

 

Бархатная книга России.

Новейшая история.

ХХ1 век.

Издательство «Буква Статейнова», Красноярск, подготовило очередное издание по истории отечества нашего – «Бархатная книга  России» Новейшая история. ХХ1 век»   Конечно, подобные  книги были и раньше. В России   они появляются примерно с 13 века. Кровавое нападение на страну в начале двадцатого века  ревнителей овладения  всем миром,   уничтожение ими  почти пятидесяти процентов  населения бывшей империи,  остановило эти процессы.  Миру, построенному по законам божьим, в ведичестве они назывались законами Бога Рода, был нанесен непоправимый урон. Монархии Европы, которые насчитывали сотни и сотни лет жизни своих царств практически прекратили  существование. Вместе с царями  были выбиты многие, а в России   все знаменитые роды, которые имели в своей основе те же многовековые  корни. Нам обманно говорили, что строится однополярный мир, который принесет человечеству благо и процветание. На самом деле создавалось уродливое царство, которое большинству землян несло смерть и насильственное угнетение их  разума.  Вся Вселенная построена по принципу, в котором однополярному миру нет места. Тепло противоречит с холодом, огонь с водой, свет с тьмой. Уныние с радостью, сын с отцом, а дочь с матерью. В противоречиях и кроется неостанавливающееся даже на мгновение саморазвитие материи. Сначала звезды рассыпаются в пыль, а потом из этой     пыли образуются новые звезды, новые планеты, новая жизнь. Но все-таки чем-то похожая на нашу.

Передел мира 1914-1917 годов  определил, кому нести предстоящие тысячелетия  на своих плечах и в голове  непосильный хомут, а кому купаться в благах.  Решали это, само собой разумеется,  те, кто организовал передел —  избранные.

Первоначально мыслилось, при составлении «Бархатной  книги» современной России,  поместить в ней, дабы как — то оживить, возвращением  в общество памяти о  людях, которые  были отечественной гордостью: генеалогиченские роды бывших дворянских семей.  То есть дворян  древних родов и одновременно ставших дворянами в девятнадцатом и начале двадцатого века. Древние, столбовые дворяне, до 1685 года, роды Российской империи. Но не включенные почему-то в «Бархатную книгу» раньше. Существующих и угасших родов,  из других государств, вошедших в состав Российской Империи.

Но мы сразу увидели: подобная программа выходит из пределов, доступных труду одного человека, тем более такого возрастного как я. И по необходимости, мы должны были ограничиться помещением в эту Родословную книгу современных фамилий ныне существующих и проживающих на территории России известных людей. Это писатели, поэты, врачи, артисты, крупные руководители страны и предприятий.  Все другие пути для меня на данный момент были ложными. Разрабатывая уже описанные дворянские роды, я повторялся  бы в описаниях истории, но ни как не касался сегодняшнего дня. А важно было разобраться в генеалогических традициях, иногда трагедиях нынешнего времени. Как трактовать нынешнюю российскую генеалогию?  Пусть ее нет юридически, она ведь все равно существует как факт.

Помещая находящиеся у меня поколенные росписи, сведения о браках и описания  заметных в нынешней истории Отчества людей, я не мог, в книге, заключающей в себе сотни фамилий, помещать подробных биографий древних, и по необходимости должен был ограничиться лишь  краткими словами  об  известных лицах некоторых фамилий. Но это была бы уже другая книга, совсем отличная от той, что у вас сейчас в руках.

Будучи в неизвестности на счёт многих дворянских фамилий, существуют ли они или угасли, я предпочёл предположить первое, и до получения достоверного  известия о любых  пресечениях  известных в истории фамилий или их выживании, не помещать их в книгу.

В отношении к родословным русских фамилий, очень обязан я трудам Павла Фёдоровича Карабанова. Этот великий мыслитель  любил отечество, русскую старину и историю Отечества.  Он много читал, много видел, и до самого конца  своей      многолетней жизни помнил все, что раньше видел и слышал.  Логически обдумывал самую сложную информацию. Свои собственноручные заметки и выписки он подарил князю Петру Владимировичу Долгорукому,  а уже князь поместил их в свои родословные книги.  Ими я  и воспользовался при подготовке своего издания. Но, как и Петр Долгорукий, говорю спасибо Павлу Федоровичу, пусть и познакомился с его трудами совсем случайно. Спасибо Карабанову за его труды по спасению духовности нашего любезного Отечества.

Также много князь Долгоруков, и, как внимательно изучавший его книги,  я, обязаны  светочу знаний в прошлом, Санкт-Петербургской Императорской публичной библиотеке и тогдашнему ее  директору, барону Модесту Андреевичу Корфу, под управлением которого,  книгохранилище, столь богатое и книгами, и рукописями, стало на превосходную степень по своему внутреннему устройству и по своей общедоступности читателям.

Информацию по фамилиям польским и литовским  и их генеалогическим родословным, я нашел в интернете  в гербовнике Несецкого. А с фамилиями остзейскими, то есть немецкими, знакомился по пространному сборнику  Августа Вильгельма Гупеля: Nordische Miscellaneen und Neue Nordische Miscellaneen, von August Wilhelm Hupel.

Тут глубокая история, во многом фальсифицированная. В 12 веке в Восточную Прибалтику стали прибывать крестоносцы. Это хорошо подготовленные Папой идеологически  и первоклассно вооруженные по тому времени  рыцари. Они были объединены целью насаждения в Прибалтике христианства. Им приписывают разные национальности. Но в  основном это были прибалтийские славяне. Мальчикам,  украденные у славянских семей, и воспитанные в христианских замках. Они не знали, что русские, потому  ни как не отождествляли себя с русами.  В головах у них плавала подаренная папой идея провести дерусификацию Прибалтики. Русы должны были резать русов. По сути крестоносцы были мелкими, безземельными  дворянами. Воспитанные так, что любой не христианин, даже родной брат, для них был враг.  Разговорный язык в интернациональных отрядах крестоносцев был немецкий. Тоже по воле Папы римского.  Отсюда появились прибалтийские немцы, которые за столетия забыли, что их отцами были русы. Бывшие русы, теперь «немцы» и составили дворянский слой местного населения, с чем  они и вошли потом в состав Российской империи.

Сведения о фамилиях малороссийских Долгорукий взял у историка Малороссии, Николая Андреевича Маркевича. Знания о княжеских фамилиях Грузии, Имеретии и Гурии  взяты  у профессора грузинского языка в Петербургском университете, Давыда Иессеевича Чубинова.  Но повторюсь, я изучал труды Петра Владимировича, а на  Чубинова только ссылаюсь. Потому что его благодарит за помощь Долгорукий. Я тоже обязан сделать это.

В  статьях о каждой фамилии, существовавшей в России  в 1699 году, Долгоруким только  упомянуто, сколько членов её владели, в том году, какие они имели  населённые имения. Сведения эти извлечены из книги Петра Ивановича Иванова: «Систематическое обозрение поместных прав и обязанностей, в России существовавших» и основаны на так называемых: «списках Преображенского генерального двора»

В труде приличного размера, неизбежны  ошибки, пропуски, недомолвки. Прошу всех  читающих эту книгу, а также принадлежащих  сегодня к фамилиям, поименованным в списках историков девятнадцатого и начала двадцатого века, ( это возможно), отправлять мне копии со своих поколенных росписей и  фамильных бумаг, и вообще всё то, что может служить чести Вашего рода. Все подобные сведения, прибавления, дополнения, будут приняты с признательностью и, возможно,  мы  поместим их в следующих  «Бархатных книгах России», издательства «Буква Статейнова».

Из последних изданий  в России  на эту тему – «Бархатная книга татар».  Она выпущена в Санкт-Петербурге в 2010 году. Книга интересная, хотя и  на мыльных пузырях, но пытается «доказать»,  что основа  всей нынешней России – татары. В этом одна сотая процента доля правды. Татары Монголии –  древнее  скифское  племя. Вышедшее когда -то из скифов. Скифы, как это доказано  Геннадием Гриневичем и  Егором Классеном,  русы, росы. В этой статье мы не будем тратить на пояснения время, читайте этих авторов и вы будете достаточно посвящены в правду истории.

Татары сформировались как новый народ на Дальнем Востоке, части северного  Китая, древней территории нынешней Монголии. Тюрками они стали называться после смешения крови  тайцев и скифов. Китайцы – это тоже помесь скифов и тайцев, а значит совсем молодая нация, причисляемая фальсификаторами истории к древнейшим.  Но эта одна из ветвей помеси и есть настоящие корни  современных тюрок.

Скифы,  примерно за три с половиной тысяч лет до дня рождения мифического Христа, завоевали весь Дальний Восток, все племена, находящиеся на территории нынешнего Китая, Монголии, Прибайкальские земли.  Позже, чтобы запутать  скифскую историю их стали звать динлинами. Динлины были белокурые и голубоглазые. Их делили на забайкальских, байкальских, минусинских и так далее.

Свободными  от скифов оставался только Индо-Китайский полуостров, нынешние территории Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Таиланда и прочая. Походы скифской конницы в гористую  местность, с узкими ущельями полуострова, дабы завоевать весь Восток, не приносили ничего, кроме жертв скифский армий и пленных, среди которых было много женщин, в том числе молодых.  По ведическим законам мужчина мог иметь тридцать жен и наложниц столько, сколько он мог прокормить. Естественно, тайские женщины, в том числе в великокняжеских скифских родах, рожали желтых детей с белыми скифскими генами. Они отличались от своих отцов небольшим ростом, желтым цветом кожи,  разрезом глаз.  Поскольку воин, постоянно участвовал в походах и  боях, жил намного меньше, чем его жены, то воспитанием  великокняжеских детей занимались родственники и в большей части их матери. Так появились белые и желтые скифы. Последних ещё звали гуннами. Гражданская война между белыми и желтыми скифами кончилась тем, что белые скифы были ассимилированы  желтыми или ушли в Европу. Я больше тридцати лет, тщательно разрабатывал этот клочок истории, и даже написал книгу «Древняя история Сибири Анатолий Статейнова». Включая сюда же и Дальний Восток.

Существовали две Бархатные книги: для дворянских родов и для внесения знатных купеческих родов.  Вторая Бархатная Книга (для купечества) была установлена Александром Первым. 1 января 1807 года он издал манифест «о дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий».  Манифест этот предписывал министерству коммерции (теперь финансов) открыть бархатную книгу, которая увековечила бы в потомстве память родов первостатейного и первогильдейного купечества, и дает подробные правила об этой книге. Правила эти вошли в законы о правах состояний.
Бархатная Книга с этого времени пополнялась не чаще двух трехлетий. Внесение новой записи в Бархатную Книгу производилось во время выборов в городскую думу в присутствии начальствующего над столицей, а лицо, удостоенное к внесению в Бархатную книгу, приглашает в свидетели знатных дворян. Затем в присутствии знатного купечества в бархатную Книгу вписывается новый купеческий род, за подписью свидетелей и с проставлением года царствования императора. Бархатная книга для купечества разделена на 2 части. В первую вносились те купеческие роды, внуки которых докажут, что дед и отец его без явной укоризны занимали место в высшей гильдии. Имя такого внука и его наследников по прямой линии вписывались до тех пор, «доколе колено их не помрачится среди первостатейного купечества».

Во вторую часть Бархатной Книги вносились боковые колена тех же родов, даже и упадших, которые «новыми ветвями паче украсятся или возродятся».
В Бархатную книгу для купечества могли быть внесены лишь лица христианского исповедания, для магометанского купечества манифест 1807 года предписывает завести особую книгу в Казани.  Она и послужила основным камнем изданной недавно «Бархатной книгой татар», но также включила в себя фантазии современных татарских историков. Но больше всего купцам давали благородные звания за благотворительность. Особенно за строительство храмов. У нас в крае есть предприниматель Александр Алексеевич Концевой. Он построил прекрасную часовню в  родном селе Большие ключи.

Самое красивое место в селе Большие Ключи сейчас — здание часовни. Она стоит на пригорке, чуть в стороне от села, видно её почти с каждой улицы. А главное, вид на неё минуты на три открывается с известной  в Сибири автомобильной дороги — Московский тракт. Теперь это дорога международной значимости: со всей Европы фуры везут по ней товары в Китай, Монголию, Японию, Южную Корею и обратно. Место вокруг часовни выложено брусчаткой, кругом клумбы, летом на них — яркие цветы. Небольшой храм этот построил на свои деньги бывший житель села Александр Алексеевич Концевой.  Село это он считает для себя родным.

— Строили мы часовню почти шесть лет, — говорит Александр Алексеевич, — как-то не попадали в гармонию единства со строителями. Но мы не отступили от проекта ни на один кирпич. По-моему, задумка получилась. Многие специально приезжают сюда, чтобы посидеть на лавочке, посмотреть на красоту. Часовня — дело небесное. Мне приятно, что в родном селе есть место, где можно просто отвлечься от суеты, поставить свечечку, задуматься, постоять возле свечи, помолчать.

— Дорого обошлась?

— Не помню. Когда что-то отдаёшь, богаче становишься. Всё получилось само собой. Мы с Валентиной Ивановной, женой, приехали в Большие Ключи на могилку отца, матери, брат Юрий здесь похоронен. Валентина Ивановна у меня — большая любительница цветов. И цветы её любят. Чтобы не посадила, цветут удивительно красиво.

Тут подошли люди, ищут своего деда, участника гражданской войны. Он — красный партизан, по фамилии  Иванов. В Больших Ключах много Ивановых. Я слышал о нём и знаю немного его партизанские истории. Потеряли могилку потомки. Сетуют, вот, дескать, приедешь на кладбище, негде свечку поставить, помянуть родственника. Давно нужно было здесь часовню сделать. Мы все так часто говорим: надо бы, надо бы, так и уйдём, ничего не сделаем. Я решил взяться за часовенку. Чтобы здесь всех поминать: и красных, и белых. В Ключах ведь те и другие были. Целые роды себя врагами считали. Молодым не разрешали жениться только из-за этого, столько ругани было.

Знакомый  архитектор Шумов посоветовал обратиться к зодчему Евгению Олеговичу Разваляеву. Он и сделал оригинальный проект. Похожей часовни больше ни в одном районе Красноярского края не найти. Когда проект был готов, обратились к митрополиту, он его одобрил. Купили землю под часовню, сейчас её передали митрополии, вот и пошло дело потихоньку. Часовню построили и назвали в честь Святителя Николая Чудотворца.

Вот что написала в районной газете с церемонии открытия часовни Светлана Лещук:

— Освещение часовни Святителя Николай Чудотворца — дело немаловажное. Её задумал и построил на селе один из уважаемых бывших, хотя, как видим, бывших не бывает, односельчан — Александр Алексеевич Концевой. Построив храм Господу на земле, мы создаём храм свой в душах наших. И Господь помогает нам. Низкий поклон и искреннее спасибо Александру Алексеевичу за его прекрасное детище и за Надежду, которую он подарил большеключинцам, но на самом деле — всему Рыбинскому району крае нашему и России.

Родословная Александра Алексеевича есть в этой книге. Почитайте, в ней много поучительного.

 

Есть старинные «Бархатные  книги» Российской империи,  очень теперь  редкие  издания. Первое  вышло в свет, если не ошибаюсь, в 1687 году.  Я его не видел, но написано об этой книге  много.   Изначально в то время пытались сделать четыре книги. Но   выпустили только одну. На сегодня это  ценное историческое издание. Ни в одной библиотеке края или области России  ее нет. В центральных государственных библиотеках России —  тоже нет. Хотя говорят, что в интернете найти можно, но мне не посчастливилось.

Само по себе название – «Бархатная книга»  предусматривает описание колен фамильных  родов, поколенную роспись. На сегодня  едва ли мы имеем хотя бы несколько родов в том же Красноярском крае, независимо от чинов и социального положения человека, который бы уверенно помнил свою родословную в 10-12 поколений.  Правда, один такой род у нас в  этой книге, есть. Это медики Протопоповы.  Их предок приехал  в Енисейский уезд в 1780 годах и работал в Дубческой Троицкой церкви дьячком. Звали его Карп Иоаннович. А дальше подробно расписаны все дети, внуки, правнуки, кто и в каких церквях служил.  У некоторых были очень трагические  биографии. Особенно во время гражданской  войны и первые десятилетия после нее. Сегодня Протопоповы —  известные в стране медики. Нынешний  ректор Красноярского медицинского университета  — Алексей Протопопов, из этого знаменитого рода.

В современном российском, русском обществе, очень высок интерес  к истории, причем не только к истории государства, но и к истории отдельных личностей.  Многие вдруг возжелали составить свои родословные, причем утверждают, что их фамилии принадлежат к самым   знатным в прошлом  людям России.

В «Жалованной книге» дворянству Российской империи» 1785 года, впервые в наиболее полном виде сформулирован юридический, политический, социальный статус дворянского сословия, принадлежность к которому есть следствие, истекающее от качества и добродетели начальствующих в древности мужей, «отличающих себя заслугами, чем, обращая саму службу в заслугу, приобретали потомству своему  нарицание благородное. Благородными разумеются все те, кто от предков благородных рождены или монаршим достоинством пожалованы».

Из законодательства о российском дворянстве выделю  лишь основные положения, касающиеся принципов и порядка приобретения прав  высшего состояния. Существовало немало путей достижения дворянского титула,  из них я бы выделил три.  Это монаршая милость по той или иной причине.  Достижения чина на военной  или гражданской службе. Пожалование российского ордена. Что, при желании, тоже можно считать монаршей милостью.

Все дворянство подразделялось на потомственное, передававшееся по наследству и личное или пожизненное.

В свою очередь потомственные дворяне могли принадлежать к одному из шести разрядов. Первый – дворянству жалованному или действительному. Дворянству военному. Дворянству, полученному путем выслуги определенного чина или в результате награжденному орденом. Иностранным дворянским родам. Древним благородным родам, доказавшим свою принадлежность к дворянству за сто лет до издания «Жалованной грамоты».

Таким образом, лишь последние три разряда давали права высшего состояния по праву благородного  происхождения.

Отметим, что пользоваться  частным титулом «дворянин» в России  было не принято. Не существовало и ни каких особых частиц-приставок к фамилиям, которые бы заменяли этот титул. Как, например, «фон» у немцев. «Дон» — у  испанцев, или «де» при французских фамилиях. И все же русская именная составная содержала в себе признаки-отличия дворянской принадлежности древнего рода. Это формула, в  полном виде, к началу ХV111 веке сложилась  из имени, отчества, фамилии. В то время господствовали канонические христианские имена, полностью вытеснившие славянские имена и имена-прозвища.  Например, Федька Умойся Грязью. Прозвища у простолюдинов существовали параллельно с христианским именем.   Пользование полным именем было только прерогативой дворян. Полуимя в повседневной жизни было признаком  принадлежности к неблагородным сословиям. Но в сношениях с царской властью и дворяне называли себя полуименами  или даже в уничижительной форме. Правда, в любом случае из контекста мы понимали, что речь идет о дворянине. С 1 января 1702 года  Петр запретил употребление полуимен в официальных документах не только для дворян, но и для крестьян.

Обычно имя давалось при крещении, в соответствии со святцами, содержавшими  полный перечень православных святых. Как мы теперь знаем, эти древние святые чаще всего никогда не жили на Земле, а были просто выдуманы.

Вот откуда у нас появились  имена, которые сам народ, иначе как погаными, не называл: Агафангел, Акакий, Аристофан, Илья. В народе любого Илью зовут зассыхой. Илья помочился в воду, значит купаться нельзя, теперь вода будет холодной. Однако, такой порядок, в то далекое время,  не стал обязательным для дворян. Предпочтительность имен для дворянского рода обуславливалась традиционностью этого имени у  самого  рода. Например, очень древним был польский род короля Станислава.  Красивое славянское имя. Неимоверно древним был род князя Святослава.

Отчество в составе русских фамилий выполняло тройную функцию: дополняло имя, отличая его обладателя от тезки с такой же фамилией, проясняло родство в кругу семьи: отец, сын. Выражало почтение.  Отчество могло иметь две формы: Петр Иванов сын, и Петр Иванович. Вторая форма применялась только как особый элемент уважения к личности. Право пользоваться «вичем» рассматривалась как милость государя, Сам государь указывал, кого следует писать именно с «вичем», а кого, извините, Ванькой звать. Это по-нынешнему, а тогда Ивашка Федорова сын.

Сохранялась эта традиции в первое время и при Петре 1.  В 1697 году он разрешил писаться с «вичем» Якову Федоровичу Долгорукову. После введения Табели о рангах употребление отчества стало согласовываться и с классом чина. При напечатании «чиновной росписи» императрица  Екатерина  повелела особ первых пяти классов писать с «вичем». Чинов У1- У111 классов – полуотчествами, а остальных только по имени, без отчества. Званием не вышли.  Именование с «вичем» на этом этапе развития России являлось признаком дворянской принадлежности, особой  избранности рода.

В истории можно найти довольно хитрые истории, Дескать, после реформы 1861 года бывшие крепостные при обращении друг с другом нарочно называли себя с «вичем», а бывших помещиков якобы именем и полуотчеством без слова сын. Может такого и не случалось, но фальсификаторы России это придумывали, дабы ещё раз унизить наши знаменитые роды.

Третий элемент русской именной формулы – фамилия. В начале девятнадцатого века этот термин  толковался как семья, род, а не как название рода, для чего использовался термин родовое прозвание. Фамилии крестьян образовывались от фамилий дворян, которым они принадлежали, названий населенных пунктов, прозвищ, отчеств.  Иногда они носили и благородный характер. Если верить словарю Даля 1907 года выпуска, то Статейнов, это статный, уважаемый человек. Второе —  журналист, писатель. Никогда не придавал никакого значения своей фамилии, но сегодня есть повод хотя бы самому уважать ее.

 

Хорошо уже то, что сегодня некоторые знают свои родословные в 4 коленах. Меньшее число колен в книгу  не принимается и не будет приниматься в последующие издания .  То есть семьи детей, своя семья, отец с матерью, дедушки и бабушки. Если будут прадеды,  это уже совсем хорошо.

Нам, Статейновым, тут  повезло. У нас расцвел  свой  краевед, Геннадий Геннадьевич Статейнов, который изучил наш род до 1708 года. Сегодня, когда  читаю это генеалогическое дерево, горд за себя и  предков.

Прошлое – наше будущее. Некоторые мои предки были крепостными крестьянами. Но они  жили,  архивы Тульской области сохранились, и я родственников  теперь знаю. А свою фамилию  мы получили в 1850 году, когда Иван    Иванов сын, тогда уже  писали просто: Иван Иванов,  выкупился из крепостных и получил при этом фамилию Статейнов.  Кстати, после освобождения  от крепостничества Иван Иванович Статейнов был старостой своего села. Крупным собственником. А его предок  Матвей Семенов сын по  Ревизской сказки  1762 года тоже двадцать лет служил старостой села, возможно, и больше.  Ревизская сказка 1782 года, через двадцать лет, подтверждает это.  Мы берем то, что отмечено в Ревизских сказках.  Матвей Семенов сын тоже  имел собственную землю. Это же отмечено и в Ревизской  сказке 1782 года. Даром что крепостной, но у него была своя земля. То есть он был крестьянин собственник. Хотя трудно согласиться, что крестьянский род как-то сумел сохранить свою землю в течении ста лет.

Не знаю, как тогда делалось, но  жена Матвея Семенова сына — Степанида, дочь Никитина  была не крепостной, а вольной. Из крестьян-однодворок. Очевидно, с замужеством за крепостного,  волю она потеряла. Но законов того времени я  практически не знаю. Проконсультироваться не с кем.  Почти через сто лет его потомок Иван Иванович Статейнов тоже имел свою землю, ещё будучи крепостным, случались и такие оказии.

Оказывается и он печатался в то время в каких-то газетах и журналах. И я —  далеко не первый литератор в роду Статейновых.  Ищем сейчас с Геной правду, ищем. Однако уже точно знаем, что или  Матвей сын Семенов  или Иван Иванов, который выкупился в 1850 году и первый получил фамилию Статейнов,  печатались в журналах того времени. А Ивану Ивановичу большое спасибо от его потомков за прекрасную нашу фамилию. Кланяюсь его памяти от лица  всего нашего рода.

Если вы имеете  в записи четыре  колена Вашего рода, это примерно век или чуть больше, это уже фундамент, чтобы искать своих предков. У нас известным в районе человеком была мама. Великим тружеником и деревенским грамотеем считался отец  мой, Петр Васильевич Статейнов. Он единственный из односельчан имел свою библиотечку философских книг, примерно в 250 экземпляров.

Мы взялись за интересную книгу с надеждой, что другие поколения россиян, сибиряков продолжат это дела и вернутся к истории описанных нами родов.  Приглашаем Вас, принять  участие в издании следующих книг «Бархатной книги России. Новейшая история. ХХ1 век»   и рассказать о себе, детях и внуках. Отце, дедах и прадедах.  Что знаете. Хранить эту книгу будут не в одном поколении сибиряков.

«Бархатной  книгой России» мы начинаем новое направление в истории России, Сибири и Приенисейской Сибири, в частности:  возрождение российских родов. После нас кто-то обязательно продолжит это замечательное дело. На сегодня по этой теме выпущено в  Сибири очень много книг. Но регион их продаж и даже рассылок очень узок. Тираж первого нашего издания тоже 1000 экземпляров. Но мы рассчитываем, что издадим ее не меньше 10000.

Книга реализуется, наряду с обычными продажами, по библиотекам края и всей России. Библиотекам университетов Европы и Америки, в токийском магазине «Русская книга».  Все наши исторические фотоальбомы  покупает библиотека конгресса США. Сейчас не знаю, будут покупать, нет ли?  По выходу  этого тома «Бархатной  книги России»  мы им пошлем предложения.

«Бархатная книга России»   выйдет на прекрасной бумаге, таком же картоне и будет способна, так нас уверяют   поставщики, красоваться в библиотеках и музеях не менее 250 лет. Наша жизнь намного короче.  Знатных  родов в России на сегодня юридически нет. Если и отыщутся несколько, то с самыми короткими корнями. В  любом случае  этот наш труд —  правдивая  летопись  интересных людей нынешней России  на  века. Но  книга, которая  вы в ближайшее время возьмете в руки, всего лишь ступень, к будущему возрождению формирующейся  российской иерархии. А значит – к ладу и порядку в обществе. Без чего великой страной России никогда не быть.

 

 

 

 

 

Автор

Редколлегия

Редколлегия Редакционная коллегия (редколлегия) — это группа экспертов, обычно работающих в издании, которые диктуют тон и направление редакционной политики издания.